Новости музея
14.06.2018 10:30:00 Внимание! Ограничение движения автотранспорта в нашем районе! В дни проведения матчей чемпионата мира по футболу в Екатеринбурге будут введены ограничения движения автотранспорта в периметре...
11.06.2018 00:06:00 Гвардейский характер 11–12 июня 2013 года состоялось вручение гвардейского знамени 247-му десантно-штурмовому Кавказскому казачьему полку.
09.06.2018 21:47:00 Режим работы музея в праздничные дни Режим работы Музея ВДВ в праздничные дни с 10 по 12 июня 2018 года.
Все новости нашего музея
Наше творчество
Солдаты ВДВ -1
Друг, открой парашют - Фарид Гиззатуллин.mp3
Все творчество
Мы в cоциальных сетях
ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter Youtube Instagram Google +

Отзывы о нас на Flamp Отзывы о нас на Tripadvisor



Южно-Озерейский десант


с 4 февраля 2016
Назад к списку

В ходе операции по освобождению города Новороссийска, 4 февраля 1943 был высажен тактический парашютный десант. Его целью было уничтожение штаба 10-й румынской пехотной дивизии, который по данным разведки располагался в районе станиц Васильевка и Глебовка. Кроме того, в задачу было поставлено - уничтожение линий связи, разрушение мостов и блокирование иных коммуникаций противника в районе высадки южноозерейского морского десанта.

В десанте участвовали моряки-парашютисты Отдельной парашютно-десантной роты ВВС ЧФ (командир майор М.А. Орлов). Было высажено три группы, в количестве 57 десантников.

В результате боев в тылу противника в период с 4 по 12 марта 1943 года парашютистами было уничтожено 220 румынских и немецких солдат и офицеров, одна тяжелая артиллерийская батарея, три минометных батареи, сожжено 3 автомашины.

К своим смогли вернуться 28 бойцов, при этом из них трое были ранены, а двое имели обморожение ног.

Долгое время считалось, что все 29 парашютистов, не вышедших к свои погибли, однако 90-х годах XX века, при участии сотрудников Новороссийского исторического музея-заповедника, была проделана большая поисковая работа по установлению судеб десантников. Тогда выяснилось, что четверо парашютистов, о судьбе которых ничего не было известно, попали в плен, но остались в живых. Таким образом, погибло не 29 десантников, а 25.


Схема - Высадка десанта под Южной Озерейкой и Станичкой. 3-4 февраля 1943 г

На тему Южно-Озерейского десанта в 2013 году была опубликована статья в журнале «Исторические записки» Новороссийского исторического музея-заповедника.

Талдыкин Р.В., краевед

«Шагнувшие с небес…»

(участие парашютно-десантной роты ВВС Черноморского флота в Южно-Озерейской десантной операции)

Военная история города-героя Новороссийска полна ярких страниц. Одной из них является участие моряков-парашютистов в Южно-Озерейской десантной операции в феврале 1943 г. Необходимо отметить, что Черноморский флот уже имел опыт применения подобных десантов. Созданная капитаном М.А. Орловым еще в сентябре 1941 г. группа воздушных десантников, позволила образовать в мае 1942 г. парашютно-десантную роту ВВС Черноморского флота, и в последующем на ее основе - десантный батальон.


Морпехи-парашютисты в одном строю с бойцами ВДВ, лето 1942


ПДР ЧФ майора Орлова, лето 1942

В ночь с 21 на 22 сентября 1941 г. в район д. Григорьевка под Одессой была сброшена группа десантников в количестве 23 парашютиста во главе со старшиной флота Анатолием Кузнецовым, которая успешно выполнила поставленную задачу. После этой боевой операции 12 участников десанта были награждены орденами. В ночь с 23 на 24 октября 1942 г. 38 парашютистов под руководством старшины Павла Соловьева участвовали в высадке на аэродром Майкоп, где сумели уничтожить 12 и повредить 10 самолетов противника. 13 десантников погибли, оставшиеся в живых были награждены орденами Красного Знамени .

Парашютный десант являлся одним из видов боевого обеспечения и в проводимой Черноморским флотом десантной операции в районе Южной Озерейки. Уже 14.01.1943 г. был составлен подробный план выброски десанта, в котором определялись его основные задачи, состав сил, организация командования и порядок выполнения операции. Указывалось, что «в случае неудачи десантной операции и не выдвижения частей морского десанта на рубеж Глебовка-Васильевка парашютно-десантный отряд к исходу третьего дня сосредотачивается скрытно, мелкими группами, в район Мокрой щели, откуда на поданных штабом Черноморского флота катерах отходит в Геленджик». Планировалось осуществить выброску 80 десантников (4 взвода по 20 человек в каждом) в районе Васильевка-Глебовка для выполнения следующих основных задач: разгром штаба 10-й пехотной дивизии в Васильевке, уничтожение средств связи, подрыв мостов, обстрел дорог, задержка резервов, уничтожение живой силы противника. Десантникам было сообщено, что в районе их приземления действуют партизаны и находятся две разведгруппы наших войск.

Командиром парашютно-десантного отряда был назначен лейтенант П.М. Соловьев, который возглавлял бойцов во время высадки в Майкоп. К операции десантники готовились основательно: регулярные дневные и ночные прыжки, сбор группы после приземления, рукопашный бой, метание гранат, стрельба из всех положений, снятие часовых, подрывное дело, ориентирование на местности, марш-броски. Примером в боевой учебе были участники Майкопского десанта Олег Максимов, Василий Муравьев, Алексей Сотников, Михаил Типер, Георгий Чмыга.

Пока шла подготовка к десанту, события на фронте развивались следующим образом: 12 января 1943 года 47-я армия перешла в наступление. Войска, наступавшие в направлении на Верхне-Баканский, во взаимодействии с морским десантом в районе Южной Озерейки должны были освободить Новороссийск, а затем и Таманский полуостров. Но продвинуться вперед наступавшие части не смогли, так как противник за счет отходивших частей значительно усилил свою новороссийскую группировку. До начала февраля 1943 года войска 47-й армии продолжали атаковать врага, но прорвать его оборону так и не смогли. И 3 февраля, не дожидаясь выхода частей армии на Маркотхотский хребет, командующий Закавказским фронтом генерал армии И.В. Тюленев приказал в ночь на 4 февраля высадить морской десант в Южной Озерейке. Корабли с десантом вышли в море…

4 февраля 1943 г. в 00.42 два самолета СБ с целью создания светового ориентира сбросили в районе Глебовки и Васильевки зажигательные бомбы, а через несколько минут три самолета ПС-84 произвели десантирование трех взводов десантников. Самолет ТБ-3 со взводом десантников (командир взвода старший лейтенант Ильин), сделав два неудачных захода, возвратился на аэродром Гудауты. Таким образом, всего было высажено 57 парашютистов: в районе Васильевки – 1-й взвод лейтенанта П.М. Соловьева в количестве 21 десантника и 3-й взвод старшины Н.А. Штабкина в количестве 21 десантника; в районе Глебовки – 2-й взвод лейтенант И.А. Кузьмина в количестве 15 десантников (самолет, в котором находился взвод, смог взять на борт лишь 15 десантников, трое на задание не вылетели, по одному десантнику добавили в 1-й и 3-й взвод). Противодействия со стороны противника при высадке не было.

Известно, что по ряду причин Южно-Озерейская десантная операция закончилась неудачей. В связи с этим многие подробности ее проведения оказались за гранью досконального исследования, и в настоящее время в различных публикациях имеются крайне противоречивые сведения о ходе ее проведения. Большим недостатком в ходе освещения событий тех дней является практически полное отсутствие ссылок авторов многих публикаций на архивные документы, которые ждут своих исследователей в фондах военных архивов. Основным источником для данной статьи послужило весьма подробное боевое донесение командира парашютно-десантной роты ВВС Черноморского флота майора М.А. Орлова на имя командующего ВВС ЧФ генерал-майора авиации В.В. Ермаченкова, составленное 1.04.1943 г. Документ представляет собой 20 страниц машинописного текста с подробным описанием действий каждой боевой группы, имеются данные о действиях отдельных парашютистов. Донесение заканчивается замечаниями и выводами по проведению боевой операции.

Десантники еще не вступили в бой, а уже понесли тяжелую потерю: при приземлении погиб командир отряда (он же – командир 1-го взвода) лейтенант Павел Соловьев. При отделении от самолета он сделал умышленную задержку раскрытия парашюта для скорейшего приземления, не рассчитал времени и погиб. Это, конечно же, значительно повлияло на дальнейшее развитие событий. Кроме того, серьезные травмы при приземлении получили еще несколько десантников.

Самой многочисленной группой, сразу же приступившей к активным действиям на земле, оказался 2-й взвод лейтенанта И.А. Кузьмина: в 2-2.5 км западнее Глебовки собралось 14 десантников (не присоединился к группе лишь младший лейтенант Л.Л. Науменко). Трое бойцов были посланы в разведку (В.А. Скрипниченко, Н.В. Васильченко, В.А. Кирий), из которой не вернулись; судьба их так и осталась неизвестной. Группа направилась к Глебовке, оставив на месте сбора старшего краснофлотца Н.А. Дубровского, который при приземлении сломал ногу (дальнейшая судьба неизвестна). Несколько дней десантники вели разведку в районе Глебовка–Южная Озерейка, наблюдая возросшую активность противника; при этом уничтожили легковую автомашину и порвали 9 линий связи. В боевом столкновении с врагом в районе Абрау-Дюрсо погиб младший сержант П.Л. Зыбко, противник потерял более 10 своих солдат. В этом бою отличились бойцы Муравьев, Максимов, Белый и Рабинович. На высоте 282.3 к группе присоединились два десантника из 1-го взвода – старшие краснофлотцы Е.Я. Заяц (при приземлении сильно повредил ногу, передвигался первые дни после высадки с трудом) и С.В. Оветчин. 11 февраля Кузьмин, не сумев вывести десантников к пункту сбора на побережье, повел их в сторону станицы Раевской, к которой вышли только через неделю. Продуктов ни у кого уже не оставалось, люди голодали, к тому же постоянно испытывали чувство холода. Отстал от группы сержант И.К. Дудин (дальнейшая судьба неизвестна), ушедшие в разведку старшина А.П. Сотников и старший краснофлотец А.Ф. Ермолаев обратно не вернулись (оба попали в плен, освобождены в 1945 г.). А 18 февраля оставшиеся десантники были окружены в заброшенном ДЗОТе, немцы начали кидать в амбразуру гранаты. Несколько моряков получили ранения, положение было безнадежным, и парашютисты решили выйти наружу. Кто-то сказал, что нужно сдаваться. «Я лучше умру здесь, на месте, но не сдамся» - сказал сержант Василий Муравьев. Он бросил гранату, стал стрелять из автомата, следом открыл огонь старший краснофлотец Е.Я. Заяц. Вступили в бой и другие десантники. И группа прорвалась сквозь кольцо врагов, при этом убив более 30 солдат противника. Два десантника – старшина О.А. Максимов и младший сержант В.Н. Максименко отстали от группы, судьбы их остались неизвестны. Противник продолжал преследовать группу, устраивал засады, в одной из них 22.02.43 г. погибли при перестрелке младший сержант А.Э. Рабинович и старший краснофлотец С.В. Оветчин. Вот как вспоминал о тех днях Василий Муравьев: «Снег, боялись оставлять следы, шли по ручейкам… Меня тогда ранило в ногу осколком гранаты – взорвалась рядом. Шел кое-как, просил оставить. Меня перевязали, бинт на ноге держит, а с бедра сползает. Упаду – подымут, я опять плетусь». К 23 февраля группа, в которой от первоначального состава осталось всего четверо десантников, подошла к линии фронта в районе станицы Неберджаевской. Здесь произошла встреча с партизанским отрядом Егорова в количестве около 50 человек. Здесь же к группе присоединился старшина Георий Чмыга, которому пришлось все эти дни действовать в тылу в одиночку. Несмотря ни на какие трудности, десантники сохранили боеспособность, а при переходе линии фронта в ночь на 25 февраля даже захватили в плен немецкого ефрейтора. Имена этих людей – лейтенант И.А. Кузьмин, старшина Г.Ф. Чмыга, сержант В.М. Муравьев, мл. сержант В.Н. Белый, старший краснофлотец Заяц Е.Я. После выхода в расположение своих войск десантники были вызваны к командующему ВВС Черноморского флота генерал-майору авиации В.В. Ермаченкову.

Еще одна большая группа десантников в количестве 10 человек из 1-го и 3-го взводов собралась после приземления на высоте 298.7 западнее Васильевки. Возглавил группу сержант Г.Г. Шевченко, который нашел на месте приземления погибшего лейтенанта П.М. Соловьева с не полностью раскрытым парашютом. Еще до сбора, действуя в одиночку, Шевченко из засады уничтожил пятерых солдат противника, в другом месте забросал гранатами подводу с 4-я солдатами. Поставленная задача – уничтожение расположенного в поселке штаба, такой малочисленной группой решена быть не могла: противник значительно усилил свой гарнизон, на господствующих высотах расположил огневые точки. Десантники в течение двух дней устраивали засады на дорогах, совершали нападения на небольшие группы противника, вели разведку населенных пунктов Васильевка и Глебовка. Противник укреплял свою оборону, устанавливал новые огневые точки. 6 февраля группа начала движение к пункту сбора, в районе высадки остались два десантника, получившие при приземлении травмы. Шли восьмером, и уже в пути следования к группе присоединились три морских пехотинца, вырвавшиеся из района Южной Озерейки. Недалеко от селения Большой (в настоящее время – Большие Хутора) десантники были обнаружены патрулем противника, была поднята тревога, на машинах прибыли немецко-румынские солдаты. Группа, преследуемая противником, в течение четырех часов вела непрекращающийся бой, из которого вышла без потерь, уничтожив около 50 вражеских солдат. В этом бою особенно отличились бойцы Панов, Ковальский и Дашевский, прикрывшие отход боевых товарищей. Десантники углубились в лесной массив, проследовали в Лихтерову щель, вышли на хребет Навагир, где 8 февраля встретились с разведгруппой Янковского. Здесь же находились 10 парашютистов из 1-го и 3-го взводов, группа партизан и матросы из морского десанта.

Остальным десантникам 1-го и 3-го взводов собраться после приземления в организованную группу в районе Васильевки не удалось, так что им пришлось действовать небольшими группами по 3-5 человек в каждой. Так, командир отделения ст. сержант Е.М. Владимиров с десантниками И.И. Гринич и П.М. Карпухиным в первые же минуты нахождения на земле, наткнувшись на три пулеметные точки противника, уничтожили одну из них. Командир отделения старший сержант М.А. Типер постепенно собрал группу из 8 десантников, организовал разведку, устраивал засады на дорогах, в одной из таких засад была гранатами подорвана грузовая машина. Активно действовала в тылу группа из пяти десантников под командованием младшего сержанта И.М. Сухно. К 7 февраля мелкие группы десантников по пути следования к месту сбора постепенно объединились в одну, общим количеством около 20 человек. К этому времени произошла встреча с партизанами (около 50 человек) и разведгруппой Янковского. Здесь же находились моряки из состава морского десанта. Враг был везде, и такой многочисленной группе приходилось постоянно вступать в огневые контакты с противником. В боях и засадах погибали и разведчики, и парашютисты. Подробности тех скоротечных боев практически неизвестны, чаще всего даже трудно было сказать, погиб человек или просто сгинул, пропал без вести. Достоверно известны подробности гибели младшего сержанта И.М. Сухно: при переходе дороги Абрау-Дюрсо–Глебовка группа из пяти десантников попала в засаду, немцы открыли ураганный огонь. Иван Сухно был убит. Выход группы из окружения обеспечил старший сержант С.С. Шумов, убивший румынского офицера; всего враг потерял 7 своих солдат. В район Малый Утриш сумели добраться лишь 10 парашютистов из 20: судьба группы, где старшим был старший сержант Типер, осталась неизвестной, вполне вероятно, что все они погибли в одной из засад, в последний раз их видели 6 февраля в районе Абрау-Дюрсо…

На берегу моря произошла радостная встреча боевых друзей. Всего 18 десантников смогли добраться до места сбора, об остальных известий не было. Но на этом испытания не закончились, быстрого возвращения на базу не получилось: немцы патрулировали побережье, устраивали засады, а 9 февраля отряд был внезапно атакован противником. В скоротечном бою отличились десантники Владимиров и Ищенко, записавшие на свой боевой счет по 4 вражеских солдата. Но группе пришлось отступить дальше по побережью, подняться на гору Кобыла. И только рано утром 10.02.1943 г. катер МО-062 разведотдела Черноморского флота смог снять с берега в районе Водопада и доставить в Геленджик 108 человек, среди которых было 18 парашютистов, 47 партизан, 25 морских десантников и 18 разведчиков Янковского.

Весьма показательна деятельность в тылу врага небольшой группы десантников, которую возглавил командир 3-го взвода старшина Н.А. Штабкин. Через 50 минут после приземления севернее Васильевки он смог собрать шестерых бойцов своего взвода. На пути следования к поселку группа была обнаружена и обстреляна пулеметно-минометным огнем. Штабкин повел бойцов на западную окраину Васильевки, надеясь встретиться с десантниками 1-го взвода, но этого не произошло. Группа пошла в сторону Южной Озерейки, но и там была встречена огнем противника. Посланные в разведку сержант М.П. Евдокимов и ст. краснофлотец Я.Д. Банников обратно не вернулись (им пришлось действовать самостоятельно, после встречи с партизанами соединились с разведгруппой Янковского, 10 февраля доставлены катером в Геленджик). Но и таким составом группа Штабкина вела активные действия: севернее Южной Озерейки гранатами были уничтожены артиллерийское орудие, пулеметная точка и до 15 солдат противника, на дороге Глебовка-Южная Озерейка подорвана гранатами и обстреляна машина с румынскими солдатами, нарушено несколько линий связи. После каждой из таких операций группа отходила под сильным огнем врага. В районе Абрау-Дюрсо, в вырытой землянке, парашютисты нашли двух морских десантников, от которых узнали подробности неудачного Южно-Озерейского десанта. Взяли с собой мичмана Усенко, другого, раненого в грудь краснофлотца Шашина, оставили в землянке. К пункту сбора в срок десантники выйти не смогли, везде натыкались на засады и патрули, и лишь 10 февраля встретили разведгруппу старшины Игнатова, вместе с которой 18 февраля 1943 г. были доставлены катером в Геленджик. Имена этих людей – старшина Н.А. Штабкин, старший сержант И.А. Грунский, младшие сержанты П.А. Герман и В.Ф. Агафонов, старший краснофлотец Н.А. Шутов.

Несколько дней действовал в одиночку заместитель командира 2-го взвода младший лейтенант Л.Л. Науменко. 4 февраля в районе Глебовки он двумя гранатами уничтожил пулеметный расчет, третью бросил в блиндаж с солдатами противника. В этом же районе он открыл огонь из автомата по группе врагов, собирающих парашюты, в бою уничтожил 14 солдат. От места боя ушел в западном направлении, ночью безуспешно пытался найти своих. На следующий день Науменко зашел в один из домов на окраине Абрау-Дюрсо с целью разведки. Хозяйка дома послала куда-то свою дочь, и через некоторое время к дому подошли несколько вооруженных людей. Науменко смог уйти от преследования. Днем 5 февраля им было установлено, что гарнизон в Глебовке занимает оборону, сюда же подходят резервы, а из Южной Озерейки доносятся звуки приближающегося боя. Поздно вечером Науменко наткнулся на пулеметную точку противника, которую уничтожил противотанковой гранатой. Утром 6 февраля произошел бой с группой противника, от которой он оторвался, следуя в юго-западном направлении от Глебовки. Здесь младший лейтенант Л.Л. Науменко встретился с разведгруппой Янковского, действующей в тылу противника. С разведчиками выполнял задание по сбору информации в районе Васильевка-Глебовка. После выхода к месту сбора, как старший по званию, возглавил группу десантников.

Особый интерес представляет описание действий в тылу противника заместителя командира 1-го взвода старшины Г.Ф. Чмыги, опытного бойца, участника десантной операции на Майкопский аэродром. При приземлении Георгий Чмыга получил такой сильный ушиб ног, что не мог передвигаться. Несмотря на это, подав сигнал сбора, собрал группу в количестве 5 десантников. Понимая, что сам не в состоянии руководить группой, Чмыга поручил выполнение боевой задачи старшему сержанту М.А. Типеру, сам же ползком стал передвигаться в сторону Южной Озерейки, и только 6 февраля смог ходить с помощью палки. Но даже в таком состоянии, внезапно встретившись на тропе с немецким солдатом, не оставил тому ни единого шанса на спасение. Кроме того, им были нарушены более 10 линий связи. На следующий день Георгий Чмыга был уже не один – к нему присоединились 6 морских пехотинцев, от которых стало известно, что высадка морского десанта не удалась. Чмыга решил перейти линию фронта сухопутным путем и повел группу в сторону Владимировки. По пути следования к группе присоединилось еще 7 человек, и хотя среди них были офицеры, возглавил ее, как самый опытный, старшина Чмыга. В ночь на 10-е февраля группа перешла шоссейную и железную дороги севернее Владимировки и ушла за перевал. Там, в Чубуковой щели, произошла радостная встреча с партизанами и группой морских десантников под командованием старшего лейтенанта Юрьева, в которой было более 80 человек. Морские пехотинцы решили перейти линию фронта, а Чмыга остался у партизан, так как ноги еще болели. Но отдых получился весьма активный: старшина Чмыга участвовал в боевых операциях по подрыву моста и нападению на немецкие гарнизоны и обозы. 23 февраля произошла встреча с группой лейтенанта Кузьмина, в ее составе Георгий Чмыга успешно перешел линию фронта и вернулся в расположение своей части. За мужество, проявленное в десантной операции, Георгий Чмыга был представлен к награждению вторым орденом Красного Знамени.




По возвращению на базу командованием парашютно-десантной роты был организован доскональный опрос вернувшихся с боевого задания десантников. Все имеющиеся сведения тщательно проверялись и сверялись, причем к этой работе привлекались даже офицеры из особого отдела. На основании имеющихся данных было составлено боевое донесение о деятельности парашютно-десантной роты, подписанное майором М.А. Орловым. В документе указывалось, в частности, что «из общего состава парашютно-десантного отряда, состоящего из 57 человек, на 12.03.43 г. вернулось с задания 28, из которых 3 ранены, двое имеют обморожение нижних конечностей. 6 человек погибли (лейтенант П.М. Соловьев, младшие сержанты П.Л. Зыбко, А.Э. Рабинович, И.М. Сухно, А.С. Боровой, старший краснофлотец С.В. Оветчин.), остальные находятся в тылу врага и сведений о них нет». Десантниками было уничтожено 227 солдат и офицеров противника, одна артиллерийская и 5 пулеметных точек, 3 автомашины.

В замечаниях и выводах было указано, в частности, следующее:

1. Элемент внезапности при проведении операции не был достигнут. Противник за несколько дней до высадки десанта сосредоточил более двух полков войск в районе высадки морского и парашютного десантов, установил огневые точки у дорог и на возвышенностях для контроля всего района. Штаб дивизии противника из пункта Васильевка 28-го января был переведен в другое место.

2. Отсутствие разведданных в районе действия и неудачно высадившийся морской десант – все это не дало возможности парашютно-десантному отряду полностью выполнить поставленную задачу.

3. Воздушные стрелки отряда были хорошо натренированы в переходах, что дало им возможность преодолевать большие расстояния по сильно пересеченной местности.

4. Установка действовать в составе групп-отделений полностью себя не оправдала, потому что многим бойцам пришлось действовать в одиночку, где выявилась слабая подготовка одиночного бойца к самостоятельным действиям.

5. Целесообразно за несколько дней до высадки десанта выбросить 2-3 разведчика с радиостанцией, которые обеспечили бы успех операции при высадке и действиях, задания десантникам давать отдельно, не связывая их действий с другими частями.

6. При обучении нового пополнения обращено внимание на воспитание бойца к самостоятельным действиям, с наличием у каждого карт района действий.

Анализ боевого донесения майора М.А. Орлова, списка безвозвратных потерь парашютно-десантной роты и списка парашютистов, участвующих в воздушном десанте, позволяет сделать и такие выводы:

- из двадцати десантников 1-го взвода лейтенанта П.М. Соловьева 3 погибли в боях, 9 с задания не вернулись, 8 осталось в живых (6 доставлены катером 10.02.43 г., 2 перешли линию фронта 25.02.43 г.);

- из 17 десантников 2-го взвода лейтенанта И.А. Кузьмина 2 погибли в боях, 11 с задания не вернулись, 4 осталось в живых (1 доставлен катером 10.02.43 г., 3 перешли линию фронта 25.02.43 г.);

- из двадцати десантников 3-го взвода старшины Н.А. Штабкина 1 погиб в бою, 3 с задания не вернулись, 16 осталось в живых (11 доставлены катером 10.02.43 г., 5 доставлены катером 18.02.43 г.);

- большие потери 2-го взвода обусловлены тем, что для возвращения на базу был выбран сухопутный путь по местности, насыщенной войсками противника;

- активно действовала группа старшего сержанта М.А. Типера, но до места сбора десантники не добрались, очевидно, что все они погибли в одной из засад между Абрау-Дюрсо и Утришом;

- судьба некоторых десантников неизвестна ввиду того, что действовать приходилось в одиночку или малочисленными группами; в отчете отсутствует информация о младшем сержанте А.В. Куковицине (1-й взвод), младшем сержанте П.П. Лысенко (2-й взвод), десантниках 3-го взвода И.Г. Лапинском, М.Ф. Басове, Г.П. Шевченко.

Применение парашютного десанта в Южно-Озерейской десантной операции является ярким примером организации взаимодействия между сухопутными и морскими силами в ходе войны, где необходимы согласованность действий и четкое планирование всех этапов операции. А мужество и героизм моряков-парашютистов является достойным примером для нынешних воинов-десантников. О моряках-парашютистах упоминается в книгах И.В. Иваненко «Огненный десант» и В.М. Фуртатова «Огненные десанты». В мемуарной и исследовательской литературе о данном десанте упоминается довольно часто, но весьма однообразно и шаблонно. В последние годы, когда интерес к теме Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. в обществе значительно возрос, в средствах массовой информации появился целый ряд публикаций о моряках-парашютистах, имеющих, к сожалению, массу существенных неточностей и явных домыслов.

Имена погибших в боях десантников не забыты. На здании школы в с. Глебовка установлена мемориальная доска, на которой имеется информация о воздушном десанте. Фамилии всех не вернувшихся с боевого задания парашютистов увековечены на мраморных плитах памятника в Южной Озерейке (исключением является младший сержант П.Л. Зыбко, его имя значится на братской могиле в Глебовке). В 1990-х годах сотрудниками Новороссийского городского музея-заповедника и активом Совета ветеранов была проделана большая работа по установлению судеб моряков-десантников, именно тогда стало известно, что попали в плен и остались живыми десантники Алексей Ермолаев, Иван Лапинский, Алексей Сотников, Григорий Шевченко.

Все они – погибшие в боях, пропавшие без вести, замученные в концлагерях и оставшиеся в живых – стали для нас символом героизма, мужества и преданности воинскому долгу. Для них стали девизом слова клятвы, сказанные моряками-парашютистами еще при высадке Майкопского десанта: «Никто из нас не дрогнет, как бы тяжело ни пришлось в бою. Будем драться до последнего, а последний – до последней капли крови, но задание выполним». Клятву свою они сдержали.

СПИСОК парашютно-десантного отряда,

высаженного на населенные пункты Васильевка и Глебовка 4.02.1943 г.:

командир взвода - Соловьев Павел Михайлович лейтенант - погиб 4.02.43 г. при приземлении

зам. командира взвода - Чмыга Георгий Федорович старшина - перешел линию фронта 25.02.43 г.

командир 1-го отделения - Марочко Иван Иванович старший краснофлотец - доставлен катером в Геленджик 10.02.43 г.

Стрелок - Оветчин Степан Васильевич старший краснофлотец - погиб 22.02.43 г. в районе ст. Неберджаевской

Стрелок - Бажкевич Юрий Иванович младший сержант - с задания не вернулся, был в группе старшего сержанта М.А. Типера

Стрелок - Куковинец Абрам Власович младший сержант - с задания не вернулся, никаких подробностей в донесении нет

Стрелок - Манченко Николай Борисович старший краснофлотец - доставлен катером в Геленджик 10.02.43 г.

Стрелок - Петренко Николай Андреевич старший краснофлотец - с задания не вернулся, был в группе старшего сержанта М.А. Типера

командир 2-го отделения - Панов Павел Иосифович сержант - доставлен катером в Геленджик 10.02.43 г.

Стрелок - Заяц Ефим Яковлевич старший краснофлотец - перешел линию фронта 25.02.43 г.

Стрелок - Боровой Алексей Семенович младший сержант - по данным боевого донесения - погиб, подробности неизвестны

Стрелок - Ковальский Геннадий Иванович младший сержант - доставлен катером в Геленджик 10.02.43 г.

Стрелок - Машуровский Анатолий Алексеевич старший краснофлотец - с задания не вернулся, был в группе старшего сержанта М.А. Типера

Стрелок - Устиненко Николай Иванович младший сержант - с задания не вернулся, был в группе старшего сержанта М.А. Типера

командир 3-го отделения - Типер Михаил Алексеевич старший сержант - с задания не вернулся, возглавлял группу, 6.02.43 г. группа находилась в районе Абрау-Дюрсо

Стрелок - Карась Федор Елисеевич сержант - с задания не вернулся, был в группе старшего сержанта М.А. Типера

Стрелок - Сазанец Ефим Харитонович сержант - доставлен катером в Геленджик 10.02.43 г.

Стрелок - Шевченко Гаврил Григорьевич младший сержант - доставлен катером в Геленджик 10.02.43 г.

Стрелок - Дмитрик Иван Фомич младший сержант - с задания не вернулся, был в группе старшего сержанта М.А. Типера

Стрелок - Переяслов Павел Дмитриевич младший сержант - с задания не вернулся, был в группе старшего сержанта М.А. Типера

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ

В.М. Фуртатов. Огненные десанты М., Воениздат 1989. с.23

А.Ф. Корольченко. Жуков приказал. Издательство «Феникс», Ростов –на-Дону, 1996. С.417

ОЦВМА Ф.141 Д. 9622 л.2

В.М. Фуртатов. Воениздат 1989. с.57

И.С. Шиян. На Малой земле. М., Воениздат, 1974. с.6

ОЦВМА Ф 141 Д 6091 л.23

Г.И. Ванеев Черноморцы в Великой Отечественной войне. М., Воениздат, 1978. с. 223

ОЦВМА Ф. 141 Д. 11266 л.36

Там же. л.12

Там же. л л.8 об-9 об

Там же. л. 6-7 об

ОЦВМА Ф 141 Д.6091 л.84

ОЦВМА Ф.141 Д.11266 л л.7-7 об

Там же. л л.7 об – 8 об

Там же. л л.11-11 об

Там же. л. 12

Там же. лл. 11 об – 12 об

Г.И. Ванеев. Черноморцы в Великой Отечественной войне. М., Воениздат, 1978. с. 220



Наградной лист Орлова Михаила Абрамовича


Муравьев Василий Михайлович

Наградной лист Муравьева Василия Михайловича

Грипич Иван Иванович

Грипич Иван Иванович

Наградной лист Грипич Ивана Ивановича

Владимиров Евгений Матвеевич

Владимиров Евгений Матвеевич (2).jpg

Наградной лист Владимирова Евгения Матвеевича

Штабкин Николай Андреевич

Штабкин Николай Андреевич

Наградной лист Штабкина Николая Андреевича