Новости музея
18.11.2018 22:00:00 Вечер музеев в Музее ВДВ «Крылатая гвардия» 18 ноября прошла акция «Огни Екатеринбурга: Вечер музеев – 2018», приуроченная к историческому дню рождения Екатеринбурга....
16.11.2018 17:00:00 Встреча ветеранов В Музее ВДВ «Крылатая гвардия» прошла встреча активистов Екатеринбургской городской организации ветеранов,...
Все новости нашего музея
Наше творчество
Солдаты ВДВ -1
Первый прыжок - Вячеслав Лобанов.mp3
Все творчество
Мы в cоциальных сетях
ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter Youtube Instagram Google +

Отзывы о нас на Flamp Отзывы о нас на Tripadvisor



Герои или оккупанты: действия воздушно-десантных войск в чехословацких событиях 1968 г.


с 23 августа 2014
Назад к списку
     45 лет назад, в 1968 г., Чехословацкая Социалистическая Республика (ЧССР) почти восемь месяцев переживала период глубоких перемен.

     В январе 1968 г. с приходом на пост генерального секретаря А. Дубчика в Чехословакии начался процесс либерализации, в итоге приведший к кризису политической системы.

     В условиях противостояния СССР и США, олицетворявших две противоборствующие социальных системы – социалистическую и капиталистическую, это могло привести к выходу Чехословакии из социалистического блока, что вызвало тревогу у политического руководства СССР и других соцстран. Поэтому не исключалось военное вмешательство в ситуацию стран Варшавского договора.

     8 апреля Министерство Обороны спустило директиву командующему ВДВ Маргелову В.Ф., в которой говорилось: «Контрреволюционные силы Чехословакии при активной помощи США и ФРГ дезорганизовали государственный порядок в этой стране. Используя эти события, войска НАТО угрожают завоевать Чехословакию, свергнуть в ней народную власть и установить угодный им режим... Приказываю: с получением сигнала «Буря» привести в полную боевую готовность в пунктах постоянной дислокации 7-ю и 103-ю гвардейские воздушно-десантные дивизии, вывести их в исходный район для подготовки к высадке в Чехословакии парашютным и посадочным способами...».

В.Ф.Маргелов

     12 апреля во Львове командующий 38 армии А.А. Майоров был ознакомлен с картой-приказом на вторжение в ЧССР: «Меня, как командарма 38, ознакомили с картой-приказом на вторжение… Было приказано подготовить армию к вторжению в Чехословакии с целью подавления, а при необходимости — и уничтожения контрреволюции. Была поставлена задача выхода на рубежи в Северной Моравии, Южной Моравии и трех областях Словакии. Армия состояла из семи дивизий. Для выхода на заданный рубеж надо было преодолеть расстояние в 500-600 километров за первые сутки. А зону ответственности — я не буду называть это оккупацией, тогда это слово не звучало — предстояло полностью освоить за двое-трое суток».

     С другой стороны начинается череда активных переговоров по урегулированию данного вопроса мирным путем. Целью Л.И. Брежнева в переговорах с А. Дубчеком было убедить руководство страны свернуть серию начавшихся реформ. Но события в Чехословакии продолжали развиваться по разрушительному сценарию. Спецслужбы США и их союзников активно готовили так называемое «народное восстание».

     13 августа состоялся телефонный разговор Л.Брежнева с А. Дубчеком, на котором последний сказал, что на сентябрьском съезде КПЧ намерен уйти с поста генерального секретаря. Уход Дубчека мог означать, что ему не удается удержать в рамках преобразования, начавшиеся в январе 1968 г., что в итоге могло привести к выходу Чехословакии из Организации Варшавского Договора. Переговоры зашли в тупик.

     К этому времени с мая по август было проведено ряд крупных учений войск стран ОВД, целью которых было изучение территории возможных боевых действий.

     Но прежде чем ввести войска в Чехословакию, советскому руководству требовалось решить два важных вопроса. Решение первого вопроса состоялось еще 2 августа в Братиславе: Леониду Брежневу было передано письмо пяти членов руководства КПЧ - Индры, Кольдера, Капека, Швестки и Биляка с просьбой об оказании "действенной помощи и поддержки", чтобы вырвать ЧССР "из грозящей опасности контрреволюции". Просьба со стороны чехословацких политических лидеров имела большое значение, так как одна из статей Варшавского договора 1955 г. провозглашала уважение суверенитета стран участниц и невмешательство в их внутренние дела. Именно официальное письмо с просьбой о помощи давало право СССР представить ввод войск не как вторжение на территорию другого государства, а как оказание интернациональной помощи. Вторым важным вопросом было согласие правительства США, ибо в условиях биполярной системы, в которой существовал тогда мир, оккупация одним из участников этой системы третьего государства могла привести к мировой войне. Поэтому вводу войск предшествовала консультация Л. Брежнева с президентом США Л. Джонсоном, последний заверил генерального секретаря КПСС в поддержке решений, принятых в Ялте и Потсдаме, и тем самым высказал согласие на действия СССР по отношению к Чехословакии.

     Решение о вводе было принято на расширенном заседании Политбюро ЦК КПСС 16 августа и одобрено на совещании руководителей стран Варшавского Договора в Москве 18 августа. Союзники без особых возражений одобрили соображения ЦК КПСС о том, что со стороны КПСС и других братских партий исчерпаны все политические средства воздействия на руководство КПЧ, чтобы побудить его к отпору "правым, антисоциалистическим силам"; наступил момент для активных мер по защите социализма в Чехословакии. Начало операции, получившей название «Дунай», было назначено на 21 августа 01:00. В осуществлении планов ввода войск большая роль отводилась президенту Л. Свободе. Ему было направлено письмо от имени руководителей пяти соцстран, специально звонил по телефону Л.Брежнев. Президент ЧССР не одобрил ввод войск, но заверил, что против союзников не пойдет и все сделает, чтобы не пролилась кровь. Свое обещание он выполнил. Армия получила указание президента и Президиума ЦК КПЧ не выступать против интервентов.

     Всего для ввода войск на территорию Чехословакии было подготовлено 26 дивизий, из них 18 советских: около 300 тыс. человек и 7 тыс. танков участниц Организации Варшавского договора. В операции принимали участие части и соединения войска Польского, Венгерской и Болгарской народных армий. Из Польши - 5 пехотных дивизий, до 40 000 человек; из ГДР - мотострелковая и танковая дивизии, всего до 15 000 человек (по публикациям в прессе, от ввода частей ГДР в Чехословакию в последний момент было решено отказаться, они играли роль непосредственного резерва на границе, в Чехословакии находилась оперативная группа ННА ГДР из нескольких десятков военнослужащих); из Венгрии - 8-я мотострелковая дивизия, отдельные части, всего 12 500 человек; из Болгарии - 2 мотострелковых полка, до 5 000 человек. Наиболее крупный контингент войск был выделен из СССР: 18 мотострелковых дивизии, танковые и воздушно-десантные дивизий, 22 авиационных и вертолётных полка, около 170 000 человек. Они включали в себя три армии: 1-ую танковую (15 и 31 гв. танковые дивизии) под командованием генерала К.Г. Кожанова, 20-ю общевойсковую — генерала И.Л. Величко, 38-ю общевойсковую — генерала А.А. Майорова. Воздушно-десантные войска были представлены 103 гв. вдд (командующий А. Яценко) и 7 гв. вдд (командующий Л.Н. Горелов). Командующим группой советских войск в Германии был назначен генерал армии П. К. Кошевой, командующий Южной группой войск - генерал-полковник К. И. Провалов, командующий Северной группой войск - генерал-полковник И. Н. Шкадов. Координатором наземной части операции назначался командующий Сухопутными войсками генерал армии И. Г. Павловский.

     Ввод войск планировался по трем направлениям:

     1. Из Польши планировалось ввести советско-польский контингент войск по направлениям: Яблонец, Острава, Оломоуц и Жилина.

     2. Из ГДР - советско-немецкий контингент войск по направлениям: Прага, Хомутов, Пльзень, Карловы Вары.

     3. Из Венгрии - советско-венгерско-болгарская группировка по направлениям: Братислава, Тренчин, Банска Бистрица и др.

     Уже с начала июля основные силы стали стягиваться к границам Чехословакии. Рядовой 30 гв. танкового полка Г. Гладышев вспоминает: «Пятого июля 1968 года, в два часа шесть минут утра, наш 30-й гвардейский танковый полк Иркутско-Пинской дивизии был поднят по тревоге и вошел в район сосредоточения под Гродно, а вскоре уже грузился на железнодорожные платформы. Куда едем? Этот вопрос задавали себе все. А мимо уже мелькали Сарны, Ровно, Львов, и вот уже наш батальон расположился на стерне сжатого поля где-то под Ужгородом... Закарпатье!».

     Но основной упор делался на действия воздушно-десантных войск, которые должны были первыми войти на территорию Чехословакии. Их задача заключалась в том, чтобы впервые часы взять под контроль важнейшие государственные и партийные объекты в Праге и Брно. От слаженности и быстроты действий десантников зависел успех всей операции.

     В середине июля 7-я и 103-я воздушно-десантные дивизии были подняты по тревоге и совершили марш в районы ожидания.

     «Боевая задача формулировалась в общих чертах: 7-я гвардейская воздушно-десантная дивизия должна захватить аэродромы в Рузине Водохи, стремительно войти в Прагу, затем, взаимодействуя с 11-й и 20-й танковыми дивизиями, взять под контроль правительство ЧССР и командование ЧНА, узлы связи и главпочтамт, телевидение, радиовещательную станцию, госбанк, редакции и типографии газет. 103-я гвардейская воздушно-десантная дивизия должна была высадиться на аэродроме Туржани и выполнять аналогичные задачи в Брно. После выполнения поставленных задач 7-я воздушно-десантная дивизия переподчинялась генерал-лейтенанту И.Л. Величко». Переход войск был намечен на 23:00 20 августа. День ввода войск – 21 августа. Сигнал «Ч» - «Влатава-666».

     10 августа в Прагу и Брно приехали офицеры-десантники и военные летчики, переодетые в форму пилотов советской гражданской авиации с целью изучения местности для десантирования. 18 августа воздушно-десантные дивизии находились в полной боевой готовности вылететь по приказу. Вот как вспоминает эти дни командир парашютно-десантного взвода 108 гвардейского парашютно-десантного полка П.Е. Якимушкин: «объявили тревогу, и десантники 7 гв. вдд приступили к загрузке машин и пушек в самолеты. В течение 2-х часов загрузка была закончена, личный состав надел парашюты и расселся под крылом самолетов. Просидели до 21-го часа, поступила команда "сверху": парашюты снять, накормить личный состав и снова под крыло самолета». Из воспоминаний командующего 7 гв. вдд Л.Н. Горелова: «19 августа содержание боевой задачи было доведено до всех командиров частей, командиров батальонов, рот. Были выданы всем не сами карты, а скопированы карты Праги, где все объекты, они до командира батальона имели эти схемы, где какой объект». С 14:00 по 17:00 часов 19 августа боевая задача доведена до личного состава. 20 августа в Прагу и Брно прибыли офицеры из штаба ВДВ и ВТА в форме летного состава Гражданского воздушного флота СССР под предлогом группы сопровождения грузов для Чехословакии.

     20 августа в 23:20 приказом министра обороны СССР маршал Советского Союза А.А. Гречко части 7-й и 103 гв. вдд поднялись в воздух и пошли на десантирование. 21 августа в 1 ч. 30 мин. группа захвата 108-го гв. пдп осуществила взлет и взяла курс на Прагу.

     Из воспоминаний П.Е. Якимушкин: «20 августа в 21-30 вновь надели парашюты и сидели у самолетов. 23-30 дана команда: "По кораблям!". Летный состав занял место в гермокабинах, ожидая взлета самолетов. В эти часы в воздух поднялись самолеты АН-12 с личным составом 108 гв. вдп и 72 отдельной разведроты. Разведрота во главе с начальником разведки 7-й гв. ВДД подполковником Серегиным Михаилом Владимировичем на двух самолетах Ан-12 с двумя БРДМ взлетели на 15-20 минут раньше основного десанта, чтобы захватить здание аэропорта и обеспечить высадку 108 гв. пдп и других частей 7-й гв.вдд».

Капитан П.Е. Якимушкин, участник событий
Капитан П.Е. Якимушкин, участник событий

     В 2 часа ночи 21 августа на аэродроме «Рузине» в Праге высадились части 7-й воздушно-десантной дивизии. Первоначально шли на десантирование, и лишь перед самым вылетом десантники получили приказ – десантироваться посадочным способом. Они блокировали основные объекты аэродрома, куда стали приземляться советские Ан-12 с десантом и боевой техникой. В Брн находилась 103 гв. вдд. Десантникам необходимо было выполнить боевую задачу молниеносно и без привлечения внимания, поэтому, не имея транспорта, для быстрого перемещения из аэропорта в центр города к объектам они воспользовались автомобилями, припаркованными около аэропорта. По прибытию в центр города первыми объектами, которые взяли десантники, были склады с оружием. По распоряжению президента чехословацким военным оружие выдавали только по тревоге. Л. Горелов рассказывает: «…мы знали, наша разведка знала, где эти склады. Мы захватили склады в первую очередь, а потом брали ЦК, Генеральный штаб, и так далее, правительство. Первую часть сил мы бросили на склады, потом всё остальное».

     Прибыв к зданию ЦК КПЧ, десантники обезоружили охрану, которая даже не пыталась каким-либо образом препятствовать нашим воинам. Внутрь здания ЦК КПЧ вошли командир 119 гв.пдп подполковник Ш.Х. Минигулов, его заместитель по политчасти майор Шишкин, помощник начальника политотдела по комсомольской работе старший лейтенант Геннадий Жаданов. Именно на десантников возлагалась задача арестовать А. Дубчика и несколько других членов ЦК КПЧ и сопроводить их в аэропорт для отправки в Москву. Командующий ВДВ В.Ф. Маргелов потребовал от комдива 7-й воздушно-десантной дивизии действовать по отношению к Руководству ЧССР с чрезвычайной вежливостью и не бросаться понапрасну словами.

     В 6 часов 40 минут утра 2 пдп (командир роты старший лейтенант Торобанов) и батарея "Су-85" зам.командира 108 гв.пдп подполковника Гордиенко захватили здание правительства. Председателя правительства ЧССР О.Черника и еще некоторых министров отправили в штаб 7 гв.вдд на аэродром Рузине.

     Давая характеристику выполненной боевой задачи 7 гв. вдд, Л. Горелов вспоминает: «Короче говоря, в 2 часа 15 минут я приземлился, а в 6 часов Прага была в руках десантников. Чехи утром проснулись - к оружию, а там стоит наша охрана. Всё... Потом пришла 20-я армия, я ей все объекты передал, вывел дивизию в лес, вокруг аэродрома».

     В тоже время 23 августа поступил приказ Министерства обороны СССР командующему 76-ой гв. вдд: привести в полную боевую готовность дивизию. В 6 часов утра 24 августа 76-я гв. вдд уже была сосредоточена в исходных районах для десантирования, там она находилась до 3 сентября 1968 г.

     В Москве тем временем начались переговоры о дальнейшей судьбе Чехословакии, длившиеся с 24 по 27 августа, на них чехословацкая сторона под давлением советского руководства согласилась восстановить «истинный» социализм:

     1. Чехословакии предложили проводить экономические реформы по венгерскому типу;

     2. Советские войска должны были находиться в ЧССР "временно", до наступления "нормализации" положения. Кроме того, чешская сторона снимала вопрос об оккупации страны с повестки дня Совета Безопасности ООН;

     3. В качестве уступки советской стороной было заявлено о поддержке политической линии январского и майского пленумов ЦК КПЧ. Но это на самом деле мало что значило, потому что главный партийный документ "Пражской весны" - "Программа действий КПЧ" - был принят на апрельском пленуме, а о нем в совместном протоколе не было ни слова.

     После принятых договоренностей 27 августа в 18-00 часов поступила команда: всем частям введенных в Прагу, выйти из города. В городе оставались 9 комендатур (1-я и 9-я комендатуры были десантными от 7 гв. вдд). Батарея вышла на аэродром Рузине. 28 августа началась разбивка палаточного городка.

     Основные силы советской армии были выведены в сентябре – октябре месяцы, остался лишь часть войск по договору, подписанному 16 октября. Данный договор предусматривал временное пребывание советских войск на территории Чехословакии «в целях обеспечения безопасности социалистического содружества». Данный договор прекратил свое действие только с подписанием 26 февраля 1990 г. соглашения о полном выводе из Чехословакии советских войск.

     За время проведения операции «Дунай». Среди десантников потери составили два человека: Буянкин Николай Иванович русский, 1949 рядовой стрелок 108 гв пдп 7 гв вдд, 26 августа 1968 г. умер от ран. Похронен на территории бывшего СССР; Королько Аркадий Владимирович белорус, 1946 рядовой стрелок 108 гв пдп 7 гв вдд, погиб 6 сентября 1968 г., похоронен в г. Слуцк Минская обл.

Благодарность на имя капитана Дубравина Н.И.
Благодарность на имя капитана Дубравина Н.И.

     Командующий ВДВ генерал армии Маргелов В.Ф. дал высокую оценку действиям десантников в Чехословакии: «Безо всякого сомнения, основную задачу решала 7-я гвардейская воздушно-десантная дивизия. Генерал-майор Л. Н. Горелов в Праге ранее не бывал, но план города изучил словно свои пять пальцев. Была проведена тщательная подготовка командиров четырех подвижных отрядов, назначенных для захвата зданий Министерства обороны и Генерального штаба Чехословацкой народной армии, Министерства внутренних дел и Военно-политической академии телевизионного и радиовещательного центров, главпочтамта, телеграфа и госбанка». 

Группа десантников в Праге. В центре стоят генерал армии В.Ф. Маргелов и генерал-майор Л. Горелов
Группа десантников в Праге. В центре стоят генерал армии В.Ф. Маргелов и генерал-майор Л. Горелов

     С позиции сегодняшнего дня ввод войск стран Организации Варшавского Договора можно оценивать по-разному, но одно безусловно: воины-десантники и боевые побратимы из других войск свою задачу в ЧССР выполнили с честью».