Новости музея
22.09.2021 08:00:00 Перекличка поколений 22 сентября 1936 года в ходе двусторонних оперативно-тактических манёвров войск Белорусского военного округа был применён...
10.09.2021 11:00:00 Сквозь радиоактивную пыль 10 сентября 1956 года на опытных учениях, проведённых на Семипалатинском полигоне, в ходе которых изучались возможности действия...
01.07.2021 11:30:00 В небе над Испанией 1 июля 2001 года завершились Вторые Всемирные воздушные игры. В течение 10 дней (с 22 июня) в Испании более 3 тысяч спортсменов из 55...
Все новости нашего музея
Наше творчество
Солдаты ВДВ -2
Маэстро - Юрий Слатов.mp3
Все творчество
Мы в cоциальных сетях
ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter Youtube Instagram Google +

Отзывы о нас на Flamp Отзывы о нас на Tripadvisor



Экипаж машины боевой


с 23 января 2021
Назад к списку

45 лет назад – 23 января 1976 года ­– на парашютодроме 76-й гвардейской воздушно-десантной дивизии Кислово была успешно испытана однокупольная парашютно-реактивная система «Реактавр» (реактивный кентавр). Система имела только один купол площадью 540 квадратных метров (предыдущая система «Кентавр» имела пять куполов по 760 квадратных метров), блок из трёх двигателей мягкой посадки и два пенопластовых амортизационных бруса под днищем боевой машины.

БМД-1, снаряжённая для десантирования.

Скорость снижения груза на этой системе достигала 20-25 м/с (примерно в 3 раза выше, чем на парашютно-платформенной системе), а у самой земли за счет работы реактивной тормозной двигательной установки снижалась почти до нуля. Это увеличивало точность десантирования. Парашютно-реактивная система, смонтированная на боевой машине десанта (БМД-1), составляла меньшую долю десантируемого моногруза, как по массе, так и по габаритам, что в целом позволяло в составе одного воздушного эшелона десантировать больше грузов. Кроме того, боевая машина десантировалась с повышенным количеством боеприпасов и топлива. После приземления парашютно-реактивная система не оставляла вокруг машины огромных полотнищ парашютов, нередко мешавших ей начать движение.

ПРС «Реактавр» предусматривала десантирование техники вместе с двумя членами экипажа.

Положение члена экипажа при десантировании на «Реактавре».

Первыми испытателями стали офицеры научно-технического комитета ВДВ: майор Александр Маргелов (наводчик-оператор) и подполковник Леонид Щербаков (механик-водитель). При этом Александр Маргелов уже имел опыт десантирования на многокупольной системе «Кентавр».

Десантирование производилось из самолёта Ил-76. Когда вытяжной парашют вырвал машину из самолёта, её перевернуло на 120–135 градусов, и члены экипажа оказались вниз головами, испытав при этом состояние невесомости. При срабатывании тормозного реактивного двигателя испытатели перенесли большие перегрузки.

Десантирование техники на парашютно-реактивной системе.

Несмотря на то, что ветер снёс боевую машину на твёрдую заледенелую дорогу, приземление произошло штатно.

Сослуживцы горячо встретили героев. Медики замерили пульс: он зашкаливал за 160 ударов в минуту, температура тела десантников была за 38 градусов, давление запредельное. Спустя час после приземления эти параметры вошли в норму.

Над проектом работали специалисты Московского агрегатного завода «Универсал», создавшие системы десантирования для «Кентавра» и «Реактавра» (главный конструктор Алексей Привалов); Главного научно-исследовательского института авиационной и космической медицины (начальник института генерал-майор медицинской службы Николай Рудный), определившие предельные перегрузки для испытателей; завода «Звезда» (главный конструктор Гай Северин), разработавшие специальные кресла «Казбек-Д».

Программой руководил командующий ВДВ генерал армии Василий Филиппович Маргелов.

Командующий ВДВ генерал-армии В. Ф. Маргелов поздравляет своего сына капитана А. В. Маргелова с успешным завершением испытательного десантирования.

На вооружение были приняты следующие модификации:

- Парашютно-реактивная система ПРСМ-915 (для БМД-1).

- Парашютно-реактивная система ПРСМ-925 (для БТР-Д).

- Парашютно-реактивная система ПРСМ-916 (для БМД-2).

- Парашютно-реактивная система ПРСМ-926 (для 2С9 «НОНА»).

Полётная масса машины с ПРСМ-925 составляла 8000-8800 кг.

Высота десантирования над площадкой приземления – 500-1500 м.

Высота площадки приземления над уровнем моря – до 2500 м.

Вертикальная скорость снижения на основном парашюте при температуре воздуха у земли от –50 до +50 градусов, – 23 м/с.

Диапазон температур заряда и воздуха – от-50 до+50 градусов Цельсия.

Номинальная скорость приземления машины – 3,5-5,5 м/с.

Максимальная (допустимая при сбрасывании) скорость ветра у земли – до 10 м/с.

Спустя 20 лет после этого события, в августе 1996 года Александру Маргелову и Леониду Щербакову за проявленные мужество и героизм было присвоено звание Героя Российской Федерации.

Подполковник Леонид Иванович Щербаков.

Капитан Александр Васильевич Маргелов.

В настоящее время на вооружении российских десантников стоят парашютные системы и боевая техника, позволяющие десантировать в боевой машине полностью экипаж. И это могут делать до сих пор только российские десантники.

Подготовил: И. А. Лындин